Сказка Старик Хоттабыч. 49. Сосуд с геркулесовых столбов

Сказка Старик Хоттабыч:

49. Сосуд с геркулесовых столбов

На этот раз Хоттабыч оказался точным. Он обещал вернуться через два-три часа, и действительно — без четверти девять его сияющая физиономия вынырнула из воды.

Старик был счастлив. Он быстро выбежал на берег и, размахивая высоко над головой каким-то очень большим, в полчеловеческого роста, металлическим сосудом, обросшим водорослями, орал:

— Я нашёл его, о друзья мои! Я нашёл сосуд, в котором столько веков томится мой несчастный брат Омар Юсуф ибн Хоттаб, да не померкнет никогда солнце над его головой! Я обшарил всё море и уже начал отчаиваться, когда у Геркулесовых столбов заметил в зеленоватой бездне этот волшебный сосуд.

— Чего же ты медлишь? Открывай поскорее! — азартно крикнул Женя, первым подбежавший к изнемогавшему от счастья Хоттабычу.

— Я не смею открывать его, ибо он запечатан Сулеймановой печатью. Пусть Волька ибн Алёша, освободивший меня, выпустит из заточения и моего многострадального братика. Вот он, сосуд, в мечтах, о котором я провёл столько бессонных ночей! — продолжал Хоттабыч, потрясая своей находкой. — Возьми его, о Волька, и открывай на радость мне и брату моему Омару!

Прильнув ухом к стенке сосуда, он радостно захохотал:

— Ого-го, друзья мои! Омар подаёт мне знаки изнутри.

Женя не без зависти смотрел, как старик передал сосуд явно польщённому Вольке, вернее — положил его перед ним на песок, потому что сосуд оказался очень тяжёлым.

— Что же ты, Хоттабыч, говорил, что Омара заточили в медном сосуде, когда сосуд, оказывается, железный? — Да ладно уж. Где тут печать? Ах, вот она где! — сказал Волька, осматривая сосуд со всех сторон.

Вдруг он побелел и изо всех сил крикнул:

— Ложись! Женька, ложись! Хоттабыч, сию же минуту кидай сосуд обратно в море и тоже ложись!

— Ты с ума сошёл! — возмутился Хоттабыч — Столько лет мечтать о встрече с Омаром и найти его только для того, чтобы снова предать морским волнам!

— Швырни его подальше! Нет там твоего Омара! — Швыряй скорей, или мы все погибнем! — молил между тем Волька, и так как старик всё ещё колебался, он отчаянно завопил: — Я приказываю тебе! Слышишь?

Недоуменно пожав плечами, Хоттабыч поднял тяжёлый сосуд и, размахнувшись, забросил его метров на двести от берега. Не успел он после этого обернуться к стоявшему рядом с ним Вольке, как на месте падения сосуда раздался страшный грохот, большой водяной столб поднялся над спокойной гладью бухты и с шумом рассыпался.

Тысячи оглушённых и убитых рыбёшек всплыли животами кверху на поверхность воды.

Откуда-то уже бежали к берегу люди, привлечённые взрывом.

— Скорей удирать отсюда! — скомандовал Волька.

Наши друзья поспешно выбрались на дорогу и зашагали к городу.

Позади всех шёл, то и дело оглядываясь назад, расстроенный Хоттабыч. Он всё ещё сомневался, не зря ли он послушался Волькиного приказа.

— Что, бомба эта штука была? — спросил Женя, догоняя далеко ушедшего вперёд Вольку.

— Мина, а не бомба, — поправил его Волька. — Это понимать надо! Подводная мина!

Хоттабыч печально вздохнул.

Вернуться в раздел: 




Смотрите также

Сказка Питер Пэн

Главный герой сказка, Питер Пен – озорной мальчишка, который всегда хочет оставаться ребенком. Кроме него в рассказе много интересных героев, живущих в волшебной Нетландии. Это добрая история о том, что в каждом взрослом живет частичка детства, которая делает нас добрее, не смотря ни на что.

Сказка Маленький принц

Философская сказка «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери наполнена аллегорическим смыслом. Изюминка повествования – иллюстрации автора, которые дополняют историю. В сказке много изречение о дружбе, доброте мудрого не по годам Маленького принца. Все важные слова выделены в тексте цветом. 

Сказка Мэри Поппинс

Сказка «Мэри Поппинс» об удивительной няне, которая пришла в одну лондонскую семью. Няня Мэри умеет летать с помощью зонтика, наполнять жизнь вокруг волшебством и делать чудеса. В сказочной повести писательницы Памелы Трэверс в переводе Бориса Захадера дети научатся не бояться перемен и всегда верить в сказку. Няня-волшебница может быть и справедливо строгой, и доброй, за что ее и любят читатели.