Пьяница и жена его

Басня Лафонтена Пьяница и жена его читать

У каждого есть свой порок,
В который он впадает неотступно;
И стыд, и страх нейдут при этом впрок,
Чему пример я приведу невступно.

Жил Пьяница один, тянувший Вакхов сок,
Губя свой ум, здоровье, кошелек.
Подобные ему не проживут полсрока,
Назначенного им, как, совесть заглуша,
Все спустят до гроша.
Испробовав не в меру сока
Лоз виноградных, разум свой
Оставил он на дне бутыли,
И был Женою в склеп опущен гробовой
Затем, чтоб винные пары перебродили
Там на свободе. От паров
Очнувшись, наконец, и саван, и покров,
И свечи видит он, дивясь тому немало.
«Ого! — воскликнул он, — ужель вдовою стала
Жена моя?» Тогда наряжена
Алекто, фурией геенскою, предстала
Под маскою его Жена,
Держа сосуд с дымящейся похлебкой,
Достойной князя тьмы. И вот на миг один
Не сомневается душою он неробкой,
Что он — геены гражданин.
«Кто ты?» — спросил он у виденья.
«Я ключницей служу у сатаны
И пищу приношу тем, кто обречены
В гробу на заключенье.»
Тут бессознательно супруг спросил ее:
«А ты не носишь им питье?»

Вернуться в раздел: 




Смотрите также

Коршун и соловей

Однажды Коршун, вор известный,
Всех петухов и кур в селе перепугал.
Но ребятишек крик разбойника угнал
В дубраву. Как на зло там Соловей чудесный
В объятья хищнику попал.

Амур и безумие

В Амуре всё о тайне говорит:
И факел, и колчан его, и стрелы,
И детский вид.
Мы были бы, пожалуй, слишком смелы,
Когда б задумали, начав издалека,

Старик и его сыновья

Послушайте рассказ фригийского раба!
Он говорил, что сила в единенье,
Что сила всякая в отдельности слаба,
И если сделал я в рассказе измененье,
То вовсе не за тем, чтоб, завистью томясь,